UKRAINIAN POLITICAL SCIENCES ASSOCIATION / ВСЕУКРАЇНСЬКА АСОЦІАЦІЯ ПОЛІТИЧНИХ НАУК

Ірина Джорбенадзе. ЧОМУ ЙДЕ З ПОСАДИ ПРЕМ'ЄР-МІНІСТРА ГРУЗІЇ ІВАНІШВІЛІ?




Едва получив власть, грузинский премьер решил отказаться от нее. Что это – беспрецедентный случай политического альтруизма? Блажь в расчете на просьбы остаться? Или рискованная попытка перенести центр власти в сферу НПО?

 

 Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили в очередной раз подтвердил, что уходит из политики, хотя пришел он в нее лишь в октябре прошлого года. В интервью EUobserver он назвал и срок: "До Нового года". То есть, практически сразу после очередных президентских выборов. По словам Иванишвили, он переходит в неправительственный сектор, чтобы воплотить свою мечту – превратить Грузию в типичное европейское общество, а параллельно — в бизнес-центр типа Дубаи.

 

 Он также ставит целью очистить страну от элитарной коррупции, построить хорошие школы, больницы и дороги, привлечь иностранных инвесторов и туристов. "… В глубине души я верю, что такая возможность есть", — сказал Иванишвили.

 

 

Сторонники премьера-миллиардера, сколотившего свое состояние в России, а также так называемый "нейтральный электорат", пришли в ужас: не успел возглавить страну, и сразу уходит. А как же с выполнением обещаний? И на кого он нас бросает – на возглавляемую им разношерстную правящую коалицию "Грузинская мечта", которая перегрызется, как только объединяющая ее сила сделает ручкой? И не воспользуется ли этим достаточно опытная бывшая власть, которая рвется вернуть себе бразды правления?

 

 Некоторые местные эксперты даже заявили, что уход Иванишвили из политики – это "полная катастрофа". Его уход, считают они, означает постоянную смену власти, террор, страх, кровь и окончательное разрушение страны.

 

Кстати, многих обуревали аналогичные страхи, когда после изгнания первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдия состоялось "второе пришествие" в страну Эдуарда Шеварднадзе, который тоже вдруг засобирался в отставку. Тогда народ в буквальном смысле встал на колени на одной из центральных площадей в Тбилиси, чтобы удержать "отца нации". И он "раздумал".

 

Впрочем, через несколько лет тот же народ принял активнейшее участие в "революции роз", и вынудил его уйти. Так на смену Шеварднадзе пришел Саакашвили.

 

 Не исключено, что массовое падение ниц повторится. На сей раз — перед Иванишвили. Но останется ли он "по просьбе трудящихся"? Уж слишком часто премьер говорит об уходе из политики в гражданский сектор, а теперь уже и с указанием сроков.

 

 Правда, ранее Иванишвили обещал, что покинет свой пост только после того, как приведет страну в нормальное демократическое состояние, и когда правительству уже не потребуется его помощь. Но до нормального состояния Грузии далеко — правительство никак не может справиться с поставленными перед ним задачами.

 

Аресты и громкие суды над чиновниками из окружения Саакашвили продолжаются; экономический рост сполз до отрицательной величины; инвестиций практически нет; безработица ужасающая. Оппозиция утверждает, что в стране грядет бюджетный кризис, и что Запад вообще не воспринимает Иванишвили. Как в таких условиях можно достичь цели, поставленной премьером: возродить Грузию, ввести ее в НАТО и Евросоюз, не разозлив при этом Россию?

 

 Ближайшие политические соратники Иванишвили тоже, вероятно, в растерянности. Министр юстиции Тея Цулукинани заявила, что в правящей коалиции "все чистосердечно желают, чтобы премьер как можно дольше оставался в политике". "Проблем, — признала она, — много. Этой стране нужна долгосрочная политическая стабильность".

 

 В числе проблем она назвала, в первую очередь, доведение до конца создания демократических институтов. "Поэтому я верю, что решение об уходе он примет только тогда, когда страна успокоится, и функционирование демократических институтов станет необратимым", — сказала министр.

 


А кандидат в президенты Грузии от коалиции Иванишвили, бывший министр образования Гиоргий Маргвелашвили, добавил: "Самый весомый политик уходит с должности, но не из политики". То есть, кандидат в президенты подтвердил, что Иванишвили, уже не будучи иерархически первым лицом в государстве, станет управлять им из гражданского сектора.

 

Для этого ему не придется рассчитывать на помощь Джорджа Сороса, спонсировавшего в Грузии "Революцию роз", или другого "заокеанского дяди". Иванишвили и сам имеет достаточно денег, чтобы вложить их в неправительственный сектор, который, при удачном раскладе, окажет решающее влияние на грузинскую политику.

 

Кстати, если верить "Форбс", Иванишвили после распродажи своих активов в России владеет состоянием немногим более $5 миллиардов – против $6, 4 миллиарда, которые у него были до ухода из российского бизнеса.

 

Между прочим, премьер как-то публично обмолвился, что вовсе не Сорос финансировал правительство Саакашвили после революции: он, то есть Иванишвили, делал этот сам. А Саакашвили сейчас утверждает, что его российский коллега Владимир Путин отвалил Иванишвили два миллиарда долларов. Это больше, чем стоили его активы в России, уточнил президент. По его словам, теперь Москва считает, что грузинский премьер-министр должен "во всем уступить" РФ.

 

Со слов Иванишвили, он намерен вложить большие средства в  так называемый Партнерский фонд, который вместе с иностранными инвесторами будет доводить до ума грузинскую экономику.

 

 "Он хочет управлять ситуацией со стороны, чтобы у него была неформальная власть. Во главе формальных институтов должны стоять его марионетки. Подтверждением этого является назначение кандидатом в президенты политически серого Георгия Маргвелашвили. Есть большая вероятность, что кандидатом в премьеры он назовет какую-нибудь марионетку", — разъяснил собственное видение ситуации один из лидеров оппозиционной президентской партии Гиоргий Канделаки.

 

Тем временем команда Иванишвили работает над новой редакцией Конституции, где все ветви власти будут сбалансированы и подконтрольны друг другу. Полномочия президента и премьера сокращаются. Суд — во всяком случае, на бумаге — становится еще более независимым. Иванишвили активно привлекает к работе над законами неправительственный сектор, и вообще довольно плотно с ним сотрудничает.

 

 Но уже не раз анонсированный фиктивный или реальный уход Иванишвили из политики сильно навредит его фавориту Маргвелашвили на предстоящих 27 октября президентских выборах. Собственно, Маргвелашвили несложно было бы выиграть выборы в первом же туре, поскольку население проголосовало бы за него ради Иванишвили. То есть, президентская и премьерская власть находилась бы в одних руках – фактически, в руках Иванишвили, рейтинг которого пока высок.

 

Но если он уходит, а его преемник пока неизвестен, то за кого же голосовать на президентских выборах? Такая неразбериха может ощутимо оттянуть голоса от Маргвелашвили и перераспределить их между двумя бывшими спикерами парламента – Давидом Бакрадзе, который баллотируется от партии Саакашвили, и Нино Бурджанадзе, находящейся в оппозиции к президенту и мечтающей посадить его на скамью подсудимых.

 

 Нино Анзоровна еще не так давно была пламенным сторонником Саакашвили и едва ли не основным русофобом. Но после ухода в оппозицию она встречалась в Москве с Владимиром Путиным, и на нее навесили ярлык чуть ли не предателя родины. Сейчас Бурджанадзе очень тщательно подбирает слова, когда говорит о России и ее лидере.

 

Что же касается Бакрадзе, который признает или делает вид, что признает ошибки и даже преступления власти Саакашвили и обещает, что они будут исправлены, он, в восприятии электората, является наиболее не раздражающим лицом президентской партии.

 

 Как считают наблюдатели в Тбилиси, борьба между этими тремя фигурантами президентской гонки будет наиболее ожесточенной, и выборы вряд ли обойдутся без второго тура. Впрочем, все еще может измениться – ситуация в Грузии сегодня мало прогнозируема.

 

 А главное, пожалуй, то, что основная часть электората не готова к такому потрясению, как стремительный уход Иванишвили с поста первого лица страны – в народе все еще сильна вера в одного человека, в справедливого "царя-батюшку". Его отсутствие пугает и действительно может привести к всеобщему хаосу. Оно и понятно: в Грузии отсутствует система, при которой смена власти гарантирует основные свободы и права человека, а государственные институции сбоя не дают.

 

Не этого ли, в идеале, то есть, создания таких институций, пытается добиться Иванишвили, уйдя в гражданский сектор, который может дать ему больше возможности для маневра?

 

 В принципе, в наследство от прежней власти он получил достаточно удачно реформированные полицию, армию, таможню и другие институты, в которых – на низшем уровне, по крайней мере, —  коррупция действительно отсутствовала, и опыт Грузии изучали и другие страны. Но при этом "бывшие" не выдержали испытание властью и сильно наследили, что и обусловило победу команды Иванишвили на парламентских выборах в прошлом году.

 

 В идеале из неправительственного сектора Иванишвили может своими деньгами и влиянием закрепить вменяемое реформаторство прежней власти и настоять на проведении новых реформ, создав, параллельно, гарантии их необратимости. Но все же официально страной будут управлять совсем другие — и вряд ли в большинстве своем компетентные — люди, которые завтра, при наличии других покровителей с большими деньгами, могут сказать: а, кто ты, собственно, такой?

 

Словом, все это попахивает феодализмом, от которого Грузия никак не может избавиться ни при одном правительстве.

 

Между тем Иванишвили заявил, что желает встретиться с Владимиром Путиным и надеется, что такая встреча состоится. Интересно только, в каком качестве: еще премьера или уже НПОшника?  Ведь принимал Путин Бурджанадзе, которая уже не была спикером парламента и всего лишь возглавляла не слишком популярную оппозиционную партию.

 

Нынешний премьер, по его же словам, желает восстановить с Россией нормальные отношения. Кстати, во время президентской гонки, которая хоть и вяло, но уже началась в Грузии, российскому фактору будет уделено большое внимание. Точнее, проблеме "продажности" того или иного кандидата в президенты северному соседу. Этот перепев станет своего рода "пугалкой" для тех, кто скептически смотрит на возрождение грузино-российских отношений.

 

Сможет ли Иванишвили стать его локомотивом, переместившись в гражданский сектор?

 

 

Подробнее: http://www.rosbalt.ru/exussr/2013/08/01/1159462.html



Создан 02 авг 2013



top.bigmir.net